Гамбург: район Рипербан

Жизнь-шапито: Гамбургский район Рипербан

Гамбургский район Рипербан известен во всем мире не хуже амстердамского квартала красных фонарей. Рипербан — это «огромная секс-ярмарка, где можно купить все» (так писал Сидни Шелдон в одном из своих романов). Но и тут течет своя повседневная жизнь — несколько необычная, впрочем.

По-немецки это место называется киитс (kiez). Это небольшая часть Сан-Паули в Гамбурге, где находится район красных фонарей. На двух улицах — Grosse Freiheit и Davidstrasse — находятся бордели и живут в основном проститутки. Вокруг секс-шопы, казино, imbiss’ы (местный фаст фуд), бары, дискотеки и кинотеатры. Остальные жители — сутенеры, турки, бездомные, наркоманы и анархисты. И я. Я живу прямо на Grosse Freiheit (в переводе — «Большая свобода»). Здесь, в доме N36, начинали свою карьеру The Beatles; с тех пор улица стала на 100% порнографической. Но, по крайней мере, это не картофельно-бюргерская Германия. Мне подходит.

Театры

Рипербан дает мощнейший энергетический импульс ночной жизни города и индустрии развлечений в целом. Процветает секс-театр Salambo; есть сразу три «театра одного спектакля»: для мюзикла Buddy о жизни первой американской рок-звезды Бадди Холли (музыка, понятно, на основе его песен) на причале Ландунгсбрюкен был построен специальный театр (туда возят на корабликах), для «Фантома в опере» соорудили театр Neue Flora; в Operettenhaus вот уже четырнадцать лет два-три вечера в неделю показывают только Cats, еще один мюзикл сэра Эндрю Ллойда Уэббера. В театре «Сан-Паули» на Шпильбуденплатц, 29, можно познакомиться с локальными развлечениями: здесь показывают фарсы на гамбургском диалекте. Для непонятливых при театре есть ресторан.

Отели

Monopol
Рипербан, 48
Тел. 040/311770
Категория ***. 81 номер (номера для некурящих, телевизор, радио, телефон), ресторан, кафе, гараж, стоянка, размещение с детьми и животными. Принимаются кредитные карты.Stern
Рипербан, 154
Тел. 040/31769990
Категория *, в сущности, приличная ночлежка. 141 номер (телефон и телевизор). Есть стоянка и гараж.
По соседству еще два отеля такого же класса — Sternschanze и Shanzenstern.

Музеи

Panoptikum (музей восковых фигур)
Шпильбуденплатц, 3
Работает с 11:00 до 21:00; в субботу — с 11:00 до 23:00. Основан еще до войны, в экспозиции — около 280 фигур.Hans Albers Museum
Гроссе Фрайхайт, 7
Музей актера Ханса Альберса, снявшегося в 125 фильмах, среди них — «Синяя борода» Кристиан-Жака, «Голубой ангел» фон Штернберга и «Гроссе Фрайхайт, 7». Понятно, музей тут и разместили.

Мои соседи по лестничной клетке — частный садомазо-клуб, работает раз в две недели. Хотя клуб частный, но как сосед я хожу туда бесплатно. Dress code — никаких синих джинсов и ничего белого. Все приходят со спортивными сумками, из которых словно рыболовные снасти торчат. Впрочем, «снасти» эти вовсе не рыболовные: хлысты, ошейники, кляпы. В гардеробе переодеваются и разбредаются по комнатам в зависимости от интересов. Здесь есть «хлев» с наваленным на полу сеном, «парковка» для рабов в виде средневекового кольца в темном закутке, «пугачевская» клетка, кресло, утыканное шипами, туалетная комната для клизм, дыба, «гимнастический брус» и будуар в стиле рококо с плюшевыми креслами, круглой кроватью и зеркалом на потолке. На все вкусы.

До полуночи люди пьют и знакомятся — хотя по большей части все уже знакомы. S & M — закрытый мир с ограниченным количеством игроков. Но всегда есть и новички. «Свежая кровь» приветствуется; по правилам каждый член клуба имеет право привести с собой одного новичка.

Тем временем на импровизированной сцене начинается любительское шоу-междусобойчик: кого-то подвешивают, кого-то стегают, кому-то писают в рот. Милые шалости. Настоящий, как говорят немцы (и Лайза Минелли в фильме «Кабаре»), бумзен начинается после часа ночи.

— Не могли бы подвинуться? — вежливо спрашивает меня бритый бугай с серьгой в носу и блестящим железным кольцом на члене для избежания преждевременной эякуляции.
— Конечно, — отвечаю я, отодвигаю свой стул и продолжаю спокойно пить Red Bull пополам с сектом. Бугай пыхтит. Ему делает минет девушка, с виду — банковская служащая. Сзади ее имеет кто-то еще. Он тоже пыхтит. Вокруг стоят несколько человек, наблюдают и «подпитываются» сексуальной энергией. Кое-кто вяло занимается онанизмом. В соседней комнате с клеткой «хозяин» обхаживает свою «ассистентку». Завязав ей глаза красной повязкой, он привязывает ее попой кверху к «гимнастическому брусу». Вставляет в нее огромный японский вибратор неоновой расцветки. Начинает им интенсивно орудовать. «Ассистентка» пищит. «Ты принадлежишь мне!» — вопит «хозяин» и одновременно хлещет ее плеткой.

К нему присоединяется «доминатрикс» из гостей. С улыбкой ангела на устах арийская девушка в черном фартуке начинает вставлять маленькие иголки от инсулиновых шприцев в уже порядком покрасневшую попу «ассистентки». Потом «хозяин» вынимает иголки губами. Одну за одной.

Знакомлюсь с молодым немцем в кожаной мини-юбке. Сегодня его первый «выход» в свет. У него есть девушка, которая сейчас или спит, или где-нибудь на дискотеке. Его волнует, как у него теперь с ней отношения сложатся…

Заведения

Имеются в виду заведения обычного свойства, с эротикой напрямую не связанные. Таких на Рипербане немало, даже «МакДоналдс» есть. Среди прочих отметим Cafe Keese, Das Kasino Reeperbahn, традиционные баварские пивные Bayrish Zell и Hamborger Veermaster. Из клубов стоит выделить музыкальный бар Academy, рок-дискотеку Aftershave, концертный зал Docks.А там, где раньше размещался легендарный Star-Club, где в 60-х играли «Битлз», по адресу Гроссе Фрайхайт, 36, находится центр развлечений: дискотека, художественная галерея и рок-клуб Molotov с находящимся над ним Meanie Bar, где постоянно играют группы, зачастую ностальгирующие по 60-м.

Хербертштрассе

С обеих сторон эта улица закрыта огромными металлическими воротами, в которые пропускают только взрослых мужчин. Случайно оказавшаяся здесь женщина будет закидана яйцами или помидорами и с позором изгнана сидящими в витринах дамами-профессионалками. Раньше таких улиц в Германии было много, теперь осталась одна. На память.

Часов в 6 утра поднимаюсь к себе. А там — after party. Кто-то в душе. Дверь спальни заперта. Забыл входную дверь закрыть… Ну и ладно. Ценных вещей у меня все равно нет. Впрочем, тут не воруют. Через час избавляюсь от непрошеных гостей и иду на рыбный рынок. Здесь каждую субботу продают рыбу, фрукты и сувениры. Немецкие зазывалы — это что-то. Свои товары они в покупателя буквально кидают. При этом все довольны, потому что дешево и качественно. Все покупают, а я проветриваю голову.

Гуляю и думаю о S & M. Ведь все, что я описал, — внешнее. Все немного тоньше. В S & M есть четкие правила. Например: делаем все, но только с обоюдного согласия. От садомазовских игр можно умереть, поэтому партнеры заранее оговаривают систему сигналов. Специальный жест значит: все, больше не могу, заканчиваем. И все заканчивают. Для S & M важна атмосфера. В какой-то момент вечера что-то меняется, и ты чувствуешь: можно ВСЕ. Чтобы создать такую атмосферу, надо потрудиться всем, начиная с организаторов. Опять же те, кто в эти игры играет, люди не бедные (прикид из кожи и железа стоит многих сотен — не говоря о том, почем собственный torture chamber в подвале построить). Садомазовщики — банковские служащие, дизайнеры, клерки, киношники, которые много работают и хорошо зарабатывают. Проблема на Западе: не могут люди расслабиться. Кое-кому S & M помогает, спасибо узнику совести маркизу де Саду. И всем участникам, которые сейчас переодеваются в обычную одежду, становятся клерками, выйдя на улицу, ловят такси и исчезают. Bye-bye, baby, карнавал окончен.

Ну а что еще интересного в моем киитсе? Много чего. На первом этаже моего дома — тайский бордель. Девушки выходят на черную лестницу, чтобы покурить в тишине. Стоит, курит, сама голая. Поднимаюсь к себе в квартиру. «Савади-ка!» («здравствуйте» по-тайски), — говорит она мне. «Савади-крап», — отвечаю. Из моего дома через дискотеку на первом этаже можно пройти в светящийся внутри синим мертвым светом бордель «Паша». В комнате у девушки спартанская обстановка: умывальник, кровать, магнитофон. 100 DM час. «Паша», наверное, единственное место в мире, где можно получить деньги назад, если недоволен.

В следующем доме находится техно-дискотека Tunnel. Перед ней можно купить экстази по 15 DM. Плохое, переамфетаминенное, и цены высокие, но албанцы, которые этот район держат, диктуют цены, никакого демпинга. За углом — Музей эротического искусства. «Я поведу тебя в музей, сказала мне сестра…» Работает до часу ночи. А в секс-шопах книги Мазоха стоят, как ПСС Ленина. Горы вибраторов. Щупаешь рукой — лучше настоящего. Сзади написано: made in China.

Музей эротики

Точнее — эротического искусства. Основан в 1992-м, в 1998-м переехал на саму Рипербан, рядом с Гроссе Фрайхайт. На площади в 2000 квадратных метров представлены работы Домье, Делакруа, Отто Дикса, Ропса, Кокто, Генри Миллера, средневековые японские гравюры и призведения современных художников.

Киитс заканчивается улицей, где стоит полицейский участок. Через узкую дорогу — выстроились девушки. Моя полиция меня бережет: Германия, орднунг. Кругом будки видеопросмотра. 120 каналов, 5 DM минимум. Сейчас ввели еще и карточки — покупаешь марок на 50, используешь, потом сдаешь на перезарядку за 5 DM. Цивильно.

А еще в киитсе живут анархисты. Эти любят громить. Вот на майские-2000 они устроили. Раздолбали собственности на полмиллиарда DM. Ломать — не строить.

В пяти минутах ходьбы у реки — сквоты. Раньше здесь жили героинщики. Теперь поостепенились, завели кустарный бизнес. Впрочем, героин здесь купить можно, хотя основная точка переместилась к «черным» у Центрального вокзала. В киитсе этот препарат не любят. Вот трава — другое дело. Ее можно приобрести в барах. Приходишь, садишься, берешь для приличия пиво, подходит человек: «На 100 или на 50?» Местный или голландский гидропоник.

Вот и весь S & M, вся индустрия секса. Вся жизнь в киитсе. Очень одинокое переживание. Что бы ты ни делал, ты всегда один. А вообще киитс — это шапито. Вечером открылось, утром закрылось; куча окурков, пустые бутылки, головная боль и вопрос к друзьям: «Что я вчера делал?.. Да ты что!.. Правда?» А девушки…

Непонятно куда девались. Будто и не было. «Мечта» ушла на отдых. Все это мифы о жизни, которой нет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Анти-спам (введите символы в цифрах) ***