Новый год по гусарски

Новый год без хлопот

gusar

Ну что, казалось бы, можно придумать на Новый год, какие праздничные движения предпринять? Не торопитесь с развернутым и нудным ответом. Наш эксперт Кирилл Якимец предлагает свои, довольно-таки экстремальные, но и безудержно сексуальные варианты новогодия. Дикость, конечно. По-гусарски зато.

Содержание:

 

Новый год без веселой гусарской игры — что солдат без спичек. Знал это еще лихой предводитель русских партизан Денис Давыдов. Правда, справлял он не Новый год, а Рождество. Но справлял знатно. Например, Рождество грозного 1812 года он отмечал целые сутки, играя с однополчанами в «Каменные лица». Игра эта почти не отличается от обычного американского покера. Почти. Дело в том, что игроки сидят за игровым столом без панталон. А под столом живет прекрасная дама и по своему выбору занимается французской любовью то с одним, то с другим, то с третьим…

Тот, кто не сумел сдержать выражения идиотского блаженства на лице, говорил «пас» (независимо от расклада) и покидал стол, оставив на нем все свои деньги.

Со времен Дениса Давыдова было выдумано множество гусарских игр, в том числе — откровенно фальшивых, вроде общеизвестной «Попади в царя-батюшку». В эту «гусарскую» игру никогда не стал бы играть настоящий гусар, свято чтящий своего государя-императора. Но не одними лишь фальшивками обогатился арсенал Дениса Давыдова. При этом многие из самых настоящих гусарских игр годятся и сейчас — для встречи нового, 2001 года.

 Жмурки по-русски

Если верить Кинсли Эмису, «Жмурки по-русски» — любимая игра гусар. Рождественской ночью гусары верхом выезжают на Красную площадь, становятся в круг. Каждый сам себе завязывает глаза. Потом начинается всеобщая пальба. Кого убили, тот проиграл… Или выиграл. Я уже не помню таких тонкостей. Тридцать лет назад, когда англичанин Эмис творил свои мрачные повествования, к России во всем мире отношение было демонически-серьезным. Но мы-то знаем, что любой наш взрыв в результате оборачивается «всхлипом» — и это к лучшему!

С российской точки зрения, Красную площадь нужно заменить квартирой, пистолеты — бутылками шампанского (или, как похабно выражаются о наших винах французы, — «игристого»). Гости становятся в круг, у каждого в руках по бутылке, глаза у всех завязаны. Пробки помечены маркером. Жерла бутылок направлены к центру круга… Множественный хлопок! Если твоя пробка в кого-то попала, тебе с этим «кем-то» предстоит сегодня вечером любовь. И никаких отговорок!

В некоторых компаниях не приветствуются гомосексуальные контакты. В таком случае выстроиться нужно не в круг, а в две шеренги: мальчики напротив девочек. Интересно, если ситуация будет развиваться так: Гошина пробка попала в Таню, Танина — в Эдуарда, Эдуардова — в Варю, Варина… и т.д. Свальная развлекуха — лучшее украшение новогодней вечеринки!

Те же, чьи пробки «ушли в молоко» и кто сам не стал мишенью чьей-то удачи, бредут на кухню пить шампанское и играть в…

 Римские конопушки

Итак, стрела (точнее, пробка) Амура просвистела у виска и бессмысленно влепилась в цветочную вазочку. Но это не значит, что веселью конец. На кухне собрались повесы обоих полов и уселись вокруг стола. Желательно, чтобы мужчины были в белых смокингах, а женщины — в белых шелковых вечерних туалетах. За отсутствием вечерних туалетов дамы могут накинуть ночные рубашки, а кавалеры — обмотаться простынями. Теперь все стали похожи на древнеримских патрициев и матрон. Это кстати, поскольку «Римские конопушки» — игра, изобретенная еще императором Лукуллом.

Итак, все сидят вокруг стола, ломящегося от разноцветных яств. Цветовая гамма угощений в данном случае важнее вкусовых качеств. Игра начинается с разминки: каждый из игроков по очереди поднимает тосты за хозяйку, хозяина и чистоту брака, после чего начинает жаловаться на жизнь. Жаловаться необходимо таким образом, чтобы жалоба обернулась безудержным хвастовством. Например: «Ума не приложу, что мне делать с деньгами. Так много денег нельзя зарабатывать — и остаться в своем уме. Я совершенно несчастен!»

Перед победителем разминки (чьи жалобы оказались наиболее убедительными) устанавливается блюдо черной икры. Со всего маху он падает в блюдо лицом, издавая крик: «Жизнь не удалась!» Икра брызжет во все стороны. У кого на белых одеждах оказалось больше черных «конопушек», тот — победитель кона и принимает эстафету. Перед победителем ставят блюдо с красной икрой… Вновь считают «конопушки», на этот раз — красные.

Красную икру сменяет греческий салат, потом приходит очередь винегрета, паэльи — и так до кабачковой икры, «конопушки» от которой выходят особенно смачными. Игра прекращается, когда новые «конопушки» уже неразличимы на фоне старых. Абсолютный победитель — тот, кому пришлось водить последним. Ему позволяется облизать одежду остальных игроков и поднять новогодний тост.

Исторический опыт

«Черные гусары» фон Шила, командира немецких партизан, боровшихся против Наполеона, любили гусарские игры не меньше, чем их русские братья по оружию. Игры эти, правда, отличались немецкой возвышенностью, помноженной на немецкую же грубость. Бывало, во время ночного привала кто-то из гусар, разлегшихся вокруг костра, начинал цитировать наизусть памфлет Иоганна Готлиба Фихте «К исправлению суждений публики о Французской революции». Потом неожиданно вскакивал и пукал в костер. Тот, на кого летели искры, должен был без запинки продолжить цитирование. Потом все повторялось. Если же кто-то запинался, ему приходилось отправляться на поиски новых дров для костра.

Кстати, предтечей игры «Попади в царя-батюшку» была «Смерть узурпатору!», изобретенная именно «черными гусарами». Использовались для этой игры исключительно француженки, и «палили» гусары из них исключительно по портретам Наполеона Бонапарта. Так что ни о каком «царе-батюшке» речь, разумеется, не шла.

Полуночные бега

Вот так и скоротали время почти до полуночи. Президент по телевизору запел про «Пять минут». Телевизор можно приглушить, но не надо выбрасывать из окна: это не актуально, теперь из окон выбрасывают компьютеры. Победителя «Римских конопушек» обряжают в венок из листьев салата, награждают титулом «Лукулл тысячелетия» и вручают бокал шампанского. Шутки ради можно вместо шампанского налить ему чистого спирта, пропущенного через сифон.

Гости, уставшие — кто от «конопушек», кто — после отработки «Жмурок», — собираются возле телевизора. «Лукулл» встает у экрана и, имитируя мимику президента, произносит некий тост. Когда до Нового года остается четыре удара, «Лукулл» в такт курантам провозглашает:
— Бом-бом-об-лом!
Выпивает свой бокал и разбивает об экран. Остальные следуют его примеру. После этого кавалеры с гиканьем выскакивают на улицу, а дамы остаются убирать осколки.

Задача каждого кавалера — первым раздобыть на улице бутылку шампанского, причем можно условиться заранее об определенной марке. В посленовогодние минуты решить эту задачу непросто. Кавалерам приходится зорко следить друг за другом, чтобы никто не ринулся к заранее приготовленным «нычкам», например, в багажнике собственной машины. Бега можно разнообразить приставанием к случайным ночным прохожим: «Борода, у тебя шампанское есть? Брют, если не затруднит…» Обращаться с таким вопросом надо исключительно к безбородым, желательно — к праздношатающимся дамам.
Победитель получает приз: любовь хозяйки.

Бывает, что кто-то «жухает»: намеренно уклоняется от бегов и, пользуясь отлучкой прочих кавалеров, начинает подбивать клинья под хозяйку. Во избежание жульничества хозяйкин муж не участвует в бегах и зорко следит, чтобы все играли честно. Мужу, кстати, совсем не обязательно сообщать, какой приз ожидает победителя: он все равно будет следить. Но по возвращении бегунов подобная слежка выглядела бы несколько одиозно. Поэтому последний из прибежавших обязан напоить мужа до состояния «некро» и уложить на кухне под столом.

Кони в шампанском

— Господа, а давайте искупаем коней в шампанском!
— Поручик, у нас кончились деньги.
— Ну давайте хотя бы кота пивом обольем!

Деньги, однако, есть, да и шампанского после «Бегов» — море. Осталось найти «коней». Но сперва необходимо наполнить ванну шампанским. Теперь можно начинать скачки. Дамы-«кони» становятся пестрым табунком в центре гостиной. Все, кроме хозяйки. Хозяйка включает ритмичную музыку (к примеру, «Болеро» Равеля), и кавалеры-«жокеи» принимаются гарцевать вокруг дам. «Жокеев» должно быть ровно на одного больше, чем «коней». Неожиданно хозяйка глушит музыку. «Жокеи» бросаются к «коням» и расхватывают — кто кому понравился (или просто достался). Один «жокей» остается не у дел. Он берет любого «коня», укладывает в ванну и выбывает из игры. Так продолжается, пока все девушки не попадут в ванну. Последней в ванну укладывают хозяйку.

Важно, что перед каждым следующим «купанием коня» происходит «водопой»: красавицы сообща выпивают из ванны излишки шампанского, чтобы оно не переливалось через край. В результате ванна полна прекрасных барышень. Их нужно вытереть, напоить дорогим коньяком во избежание банальной простуды и отправить спать.

Кавалеры же, предоставленные сами себе, садятся в гостиной с остатками алкоголя и, попыхивая сигарами, принимаются подробно обсуждать достоинства и недостатки присутствующих дам — благо те уже спят и ничего не слышат.

Социалистический опыт

В 1927 году Сталин издал тайный указ «О восстановлении в Красной Армии старых русских армейских традиций». В частности, этим указом предписывалось красным командирам играть в гусарские игры. Проблема, однако, заключалась в том, что гусарские игры требуют не только удали, ее у красных командиров было достаточно, но и чувства прекрасного, с которым у многих из них было туго (если не считать военспецов, старавшихся ни во что не играть с «комиссарами»). Поэтому из всего множества игр в Красной Армии привились лишь две — квазигусарская игра «Попади в царя-батюшку», а также уродливый гибрид «Каменных лиц» и «Жмурок по-русски».

Гибрид назывался «Бура-стрелялка». Игроки рассаживались вокруг стола и принимались резаться в буру. Под столом никакие прекрасные дамы не ползали, зато каждый из игроков сжимал между колен по взведенному револьверу. В любой момент кто-то мог опустить руку под стол и открыть слепую стрельбу. Тот, в кого попадала пуля, должен был сохранять «каменное лицо», иначе — проигрыш.

Что же до «царя-батюшки», то за полным отсутствием портретов Николая II командиры стали использовать для игры портреты Сталина — за что и поплатились, кто на 25 лет, а кто и вплоть до расстрела.

С 1927 по 1930 год обе эти игры лишили Красную Армию большего количества командиров, чем впоследствии — предвоенные армейские чистки. Поэтому в конце 1930 года Сталин издал дополнительный указ, запрещающий гусарские игры под страхом смертной казни. Указ этот был отменен Хрущевым в 1957 году, но гусарские традиции в нашей армии с тех пор так и не возродились.

Девушки заснули, текила кончилась. Остается револьвер.

Нет, речь не идет о пресловутой «Русской рулетке». Make love, not war — love в данном случае полагается делать с хозяйкой дома (да-да, опять с ней!), причем на «револьверной» основе. Непременным условием игры является определенное состояние хозяйкиного благоверного: тот должен задремать, желательно на кухне под столом. Если «Полуночные бега» закончились, как полагается, то с этим проблем нет. Прелестная хозяйка же, разбуженная настырными гостями, опускается на четвереньки посреди гостиной, открыв взорам окружающих свое любовное огниво.

Кавалеры выстраиваются в круговую очередь и принимаются make love, причем очень кратенько: раз-два — уступи место. Присутствующих дам это не должно смутить — дамы-то спят! Круг любви движется непрерывно, пока кто-либо не увлечется настолько, что его страсть… Ну, понятно. Однако за удовольствие надо платить. Игрок, окончательно реализовавший свою страсть, бежит за элитным бухлом. За собственный счет.

А если девушки спят, но виски — залейся?

Это вовсе не значит, что бодрствующие кавалеры переходят к банальным ликеро-водочным процедурам. Нет. Лучшая подготовка к утреннему похмелью — обращение к старой доброй классике. Кавалеры будят хозяйку дома, заставляют убраться на кухне (после «Римских конопушек» кухня, конечно же, требует небольшой уборки), потом просят хозяйку под стол, а сами садятся вокруг и до утра режутся в «Каменные лица». При этом непрерывно провозглашаются тосты: за хозяйку, за ее мужа и за них обоих вместе. Муж, как уже упоминалось, спит под тем же кухонным столом, что придает игре необходимую пикантность.

Пионерлагерь

Утром первый проснувшийся может выйти в прихожую и связать друг с другом шнурки всех ботинок. Это тоже классика. В некотором роде.

Личный опыт

Осенью прошлого года мне довелось участвовать в «художественной акции» известного московского художника-акционера Петра Петровича Караченцова. Акция эта напоминала самые настоящие гусарские игры. Суть ее в следующем. Снимается дорогая «буржуйская» сауна. В приложение к сауне на Тверской «снимаются» прекрасные дамы. Покупаются сотовые телефоны и детские водяные пистолетики. Участники одеваются в строгие деловые костюмы — белый верх, черный низ, галстук. Дам тоже переодевают в черно-белое.

Все выпивают по стакану и начинают куролесить в сауне, воображая себя новыми русскими: кидаются друг в друга сотовыми телефонами, стреляют водкой из водяных пистолетиков, занимаются с дамами. При этом, прея в парилке, плавая в бассейне, валяясь в джакузи и даже во время занятий с дамами, участники должны оставаться одетыми и сохранять каменное выражение на лицах.

Мы с коллегой-журналистом Антоном Владимировичем Золотовым пошли на Тверскую за дамами. «Снимали» мы их, имея в виду не себя, а Петра Петровича, поэтому постарались выбрать пострашнее. По пути в сауну Антон Владимирович вдруг начал размахивать руками и зачем-то объяснять дамам суть предстоящей художественной акции. Таня и Марьяна хихикали, крашеная блондинка Венера тупо кивала.

На меня ни баня, ни водка, ни взмокший галстук не подействовали так, как сотовый телефон. Лицо само окаменело, палец потянулся к кнопкам:
— Вован, ты меня слышишь?
Архитектор Володя, один из клевретов Петра Петровича, приложил свою трубку к уху:
— Плохо. Надо обменяться телефонами.

Мы обменялись — в самом прямом смысле.
— Теперь слышу.
— Зато я не слышу, — встрял Петр Петрович, размахивая растопыренными пальцами. — Кац, нам тоже надо обменяться. И кинул в меня телефоном. Я поймал, а свой швырнул Караченцову. Аппарат разбился о панель, но Караченцова это не смутило. Он вытащил из кучи еще один:
— Так, нормально. Тут у меня бизнес-план созрел, я уже все продумал. Надо только у Антона спросить… А где Антон? И девочки… Так!

Петр Петрович ринулся к двери, за которой был «кабинет любви». Заглянул туда, потом в бешенстве захлопнул дверь. Приложил к уху телефон:
— Кац, слышишь меня? Антон там. Он рушит мне всю структуру!

Антон, как я понял, уволок в «кабинет» обеих хохотушек. За столиком возле бассейна сидела одинокая Венера и мрачно надиралась.
— Антон! — Караченцов забарабанил в дверь. — Выходи! Мы еще план не обсудили, а ты…

Антон Владимирович появился в обнимку с хохотушками. Он не вязал лыка, но был доволен. Петр Петрович размахивал кулаками, вода текла с его галстука:
— Придется разбираться. Кац, ты берешь Татьяну. Антон берет Марьяну. На закорки. Конный бой.
Мы подчинились, однако Антон Владимирович сразу повалился в бассейн вместе с Марьяной. Мы с Татьяной прыгнули следом. За эту выходку у нас с Антоном Владимировичем конфисковали сотовые телефоны.

— А будешь продолжать понты кидать, так и галстук отберут, — объяснил Володя, — и заправь рубашку, не нудистский пляж!.. А где Петр Петрович?
Злой Петр Петрович появился из «кабинета»:
— Заснула. Храпит.
— Кто? — спросили мы хором.
— Венера.

Акция осталась незавершенной. Пока Антон Владимирович шатался по бане в поисках раздевалки, прекрасные дамы слиняли — хохотушки уволокли Венеру на хрупких плечах. Антон Владимирович был убит горем:
— Гнусная ложь! Кац, представляешь? Какой цинизм! Они мне говорили, что я лучше всех! Говорили, что останутся со мной на всю жизнь! А потом взяли и слиняли! Как же так? Мы же их до утра подряжали! Платили деньги, помнишь? И подряжали до утра. А они взяли — и слиняли!..

Всю дорогу домой Антон Владимирович плакал то о потерянной любви, то о потерянных деньгах. Впрочем, для него обе ценности слились воедино. Кстати, о деньгах: утром выяснилось, что банщики обманули Караченцова на две сотни грина. Но Петр Петрович не стал огорчаться, решив, что эта деталь прекрасно ложится в общую концепцию акции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Анти-спам (введите символы в цифрах) ***