Секс будущего

Содержание:

 

Девять вопросов о сексе будущего, которые вы не знали кому задать

 

Переформулируйте известный вопрос — не «ты с ней был?», а «ты с ней БУДЕШЬ?». И попробуйте на него ответить. Вот интересно, что будет волновать нам кровь через многие лета, к чему тогда прикипим душой? Какая плоть покажется нам мерзкой, какая — живой? С кем мы поживем, что у них при этом увидим? Своими идеями на этот веселый счет делятся эротические футурологи Михаил Новиков, Лидия Маслова и Кирилл Якимец.

Никаких признаков того, что в обозримом будущем люди перестанут заниматься любовью, не наблюдается. И это приятно. Но секс точно так же подвержен моде, как любая деятельность. Естественно, мода бывает разной: симпатичной и глупой, удобной и непрактичной. К примеру, Людовик XIV, Король-Солнце, имел в своем кабинете специально изготовленное кресло, позволявшее легким нажатием на кнопочку опрокинуть усаженную в него даму так, что юбки оказывались у нее на голове. Нижнее белье в ту пору было не в ходу, монарху и его инструментарию открывался непосредственный доступ ко всем прелестям его партнерши. Удачная техническая находка породила множество подражаний. А что теперь? Ни в одном, даже самом эксклюзивном мебельном салоне не найдешь столь изящного и полезного предмета обстановки.

Но не будем унывать: все проходит, как справедливо заметил Екклезиаст, но кое-что ведь и приходит! PLAYBOY пустил челн своей мысли по бескрайним волнам фантазии и попробовал сначала задать некоторые животрепещущие вопросы о будущем нашего любимого досуга, а затем — ответить на них.

Изменится ли техника секса?

Изменится в корне, но только не завтра и даже не послезавтра. Придется дождаться существенного прогресса в генной инженерии и клонировании органов, дотерпеть до того момента, когда каждый сможет выбирать конфигурацию собственного тела примерно так, как сейчас мы выбираем галстук или брюки. И тогда словосочетание «квадратный трехчлен» перестанет быть дешевым образчиком школьного юмора и превратится в название модного аксессуара. Вообразите: сегодня ваши чресла украшают щупальца наподобие осьминожьих, завтра — очередь вашей подруги и она радует вас влагалищем в форме пасти крокодила. Сейчас нам, может быть, и трудновато представить себе, как люди будущего справятся с, допустим, полуметровым дистанционно управляемым фаллосом на гусеничном ходу — но человек широк и ко всему привыкает, как справедливо заметил классик земли русской Ф. М. Достоевский.

Изменится ли отношение людей к сексу?

Милан Кундера утверждает, что до грехопадения Адам и Ева занимались сексом не хуже и не меньше нашего, но только делали это хладнокровно, со спокойным сердцем, а эрекция у прародителя рода человеческого возникала по его воле: как мы сгибаем руку, так он поднимал свой детородный орган. Потом было сами знаете что — табу, контроль над совокуплениями со стороны общества и государства. Эту ситуацию человечество только-только начало преодолевать, но внимательный и прилежный читатель эротико-просветительской периодики наверняка заметил, как много внимания уделяется тому, чтобы втолковать вроде бы очевидную вещь: что секс — это хорошо.

На самом деле во многих из нас сидит глубоко спрятанная, подспудная ненависть к сексу и даже страх перед этим приятным вроде бы занятием. Будущее человечество от этих прискорбных чувств избавится: секс не будет связан ни с внутренней борьбой, ни с подвигами морального преодоления. Может, до первозданной простоты дойти удастся не сразу, но от комплексов избавимся. И дедушка Фрейд со своим учением прогуляется туда же, куда и его политэкономический брат по духу — Карл Маркс.

Изменятся ли привычки, касающиеся секса?

Задумайтесь: люди увлеклись личной гигиеной всего каких-нибудь сто лет назад, а уж повсеместно захватила умы и сердца она и вовсе недавно. Три-четыре поколения назад никому и в голову бы не пришло, что можно мыться по два раза в день просто так, а еще — обязательно до и после акта любви. Маниакальное стремление наших современников к водным процедурам уткам и лебедям едва ли сохранится в будущем. Наоборот, в чуть вонючем, чуть грязноватом теле, в естественных, пусть и не всегда свежих ароматах любимой подмышки будет находить утешение и астронавт после трудного рейса и кибердизайнер после оформления особенно заковыристого web-портала. «О, милый, как я люблю эти белесые хлопья на твоей головке», — будет говорить фотомодель будущего своему генеральному спонсору, ласково теребя его гиперседины. Впрочем, движение в этом направлении, пожалуй, не стоит форсировать.

Изменится ли критерий красоты?

Еще как! Но тут прогноз сделать трудней всего: слишком уж извилисто думают люди. Предположительно, в моду войдут существа, диаметрально отличающиеся от нынешних эстетических эталонов: коротконогие толстухи, анемичные стручки с маленькими головами… В итоге, проходя раз за разом полный цикл всяческих отклонений — от жирной Данаи до скелетоподобной Твигги и обратно, идеал красоты будет возвращаться к античным пропорциям. Итак, хотите хорошо выглядеть — чаще гуляйте по старым паркам да глядите на товарища с диском и гражданку с веслом. К тому же свежий воздух способствует здоровому цвету лица и спонтанным эрекциям.

Сколько будет партнеров у людей будущего?

Речь не о количестве побед и поражений в течение жизни — тут все как зависело от личных склонностей и предпочтений, так и будет ими определяться. Но гипотеза о том, что у человечества не два пола, а гораздо больше — семь или, может, двадцать семь, давным-давно выдвинутая фантастами, получит подтверждение и развитие. В самом деле, для чего-то же нужны такие промежуточные существа, как, скажем, активные лесбиянки и пассивные геи? Не два пола, а гораздо больше!

По мере того как нравы будут смягчаться, эти неортодоксальные личности станут принимать участие во всех совокуплениях, и году эдак в тридцати-тысячном разговор молодоженов на сон грядущий прозвучит примерно так: «А где же это наш ММЖ? И семнадцатого М опять нет! А я без него вообще не кончаю…» — «Хочешь, подождем их, дорогая? Они, наверное, опять засиделись за стаканчиком ксенонового виски». — «Ой, не могу, спать хочется. Давайте уж трахнемся по-быстрому, вдвадцатером, а эти придурки потом пусть как хотят».

Лидия Маслова

 

Секс в эпоху НТР

Технический прогресс, призванный упрощать наше существование, неизбежно упростит и сексуальную жизнь, сведя к минимуму ее самый неприятный побочный эффект — контакт с посторонним человеком, чреватый тем, что хуже венерических заболеваний, — личными отношениями. Уже сейчас распространены сексуальные практики, в которых не надо никуда идти, ни с кем знакомиться и даже почти не нужно ничем шевелить: достаточно набрать телефонный номер или подсоединиться к Интернету. Впрочем, эти способы сексуального удовлетворения требуют хотя бы минимального напряжения фантазии, а стало быть, обречены на постепенное отмирание.

На смену этим дедовским и грубым методам грядет аппарат для виртуального секса, который станет таким же обычным предметом бытовой техники, как СВЧ-печь или соковыжималка. Очевидно, он будет представлять собой что-то вроде головного шлема, воздействующего на определенные зоны мозга и формирующего зрительные, слуховые, обонятельные и осязательные ощущения, идентичные натуральным.

Как нетрудно догадаться, в виртуальном сексе выбор партнера становится практически безграничным — ведь внешний его облик можно формировать по собственному желанию. Например, поклонники старого пленочного кинематографа смогут заказать сеанс интимного общения с кинозвездами далекого прошлого, выбрав по каталогу хоть Мела Гибсона, хоть Вупи Голдберг. Хотите китаянку, негритянку, марсианку — пожалуйста. Видные политики, литературные герои, исторические персонажи — нет проблем. Набрав нужную комбинацию цифр на пульте, вы получите возможность скоротать вечерок с Маргарет Тэтчер, Анной Карениной или Клеопатрой.

Если вас мучает неразделенная страсть к вполне обычной человеческой особи, достаточно будет представить специалистам-дизайнерам фотографию, обрезки ногтей или вовсе отпечатки пальцев вожделенного объекта, и за умеренную плату вам быстро смоделируют необходимый виртуальный образ. В отличие от живого человека он не доставит вам огорчений — вы сможете любить его тогда, когда захотите, и столько, сколько сможете.

Пережитком прошлого станет не только проституция (как ни широк ассортимент борделей, выбор виртуального сексошлемофона все равно шире) и несчастная любовь, но и мастурбация. Заниматься сексом с самим собой можно будет в буквальном смысле: если вы страдаете нарциссизмом в запущенной форме, к вашим услугам клонирование. Причем морально-этических обязательств перед собственным клоном у человека не будет никаких: хочешь — утилизуй его после использования, хочешь — положи до следующего раза в морозильную камеру.

Вытеснит ли оральный секс генитальный?

Конечно. На то, что люди будут все больше сосать и лизать, все меньше вводить и выводить, указывал еще в начале ХХ века отец антропософии Рудольф Штайнер. И произойдет это не оттого, что человек возвысится до Заратустры и скажет: «Не царское это дело — кой-где ковыряться». Просто оральный секс открывает больше возможностей для наслаждения без лишних разговоров. Уже не нужно будет шептать ласковые слова и проникновенно смотреть партнеру в глаза, не нужно будет так терзать себя: что, в самом деле, скажешь этим розоватым складкам и волосатому лобку? Да и как? Язык-то занят.

Изменятся ли понятия «стыдного» и «нестыдного»?

Несомненно. Ведь если разобраться, понятия «приличного» и «неприличного», которыми мы пользуемся, сугубо условны. «A propos, — заметил однажды писатель Владимир Сорокин, — я пробовал говно. Сначала свое, потом — своих детей. И понял, что вся его мифология держится на запахе. В остальном оно абсолютно безвкусно. В его вкусе нет ничего, что могло бы отталкивать».

Возможно, скоро все мы поймем то же самое. Пописать и покакать на возлюбленного станет обычным делом, вроде как слегка обнять и поцеловать при встрече. Или подарить цветочки. А скрывать и таить люди станут пятки: крутейшая порнография будет демонстрировать эти округлости; суперзвезды хардкора будут вживлять в них силиконовые имплантанты, богатые прожигатели жизни будут оставлять на Риппербан и в Патайе целые состояния, только чтобы полюбоваться бело-розовой мозолистой пятой и в секунды, предшествующие судорогам оргазма, вдохнуть ее сумрачный аромат.

Как будут ухаживать?

Способ Д’Артаньяна — башкой об стену и засадить, пока не очухалась, — окончательно уйдет в прошлое. В силу вышеописанных причин ухаживание станет еще более изысканным и изощренным делом, чем сегодня. Диалог между мужчиной и жеманницей-кокеткой в найт-клубе «Марсианин с яйцами» будет звучать примерно так:

— Какие у вас прекрасные глаза, о незнакомка!
— Вам нравится, правда?
— О, я готов отдать за них полмира.
— Ну ладно, тащите свои полмира, — и с этими словами она вынимает глаза и, положив их на поднос из чистого иридия, протягивает ему. — Вот вам мои Анютины глазки.

О секс, ты спорт!

Оптимисты прогнозируют включение секса в программу Олимпийских игр в ближайшее десятилетие, скептики утверждают, что это случится в середине XXI столетия. Но то, что без этого не обойтись, признают все. Существуют и предварительные наметки программы будущих состязаний: художественный и спортивный, синхронный и командный секс станет гвоздем грядущих олимпиад.

Каковы шансы наших атлетов и атлеток? Традиционно сильны наши синхронисты, а вот в командной борьбе нет реальных шансов противостоять бразильцам: их состав очевидно сильней, ровней, длинней и, в общем, толще. В художественном сексе нас может подвести приверженность тренеров старой школы к русской классической музыке: под адажио из «Лебединого озера» это дело производит на строгих судей далеко не такое сильное впечатление, как под зажигательную качучу. Зато в спортивной части программы, особенно в упражнениях на подоконнике и в гамаке стоя, русским нет равных.

Секс без границ — что это такое?

Ничего. Секса без границ нет, не было и не будет. Даже если вы придумаете что-нибудь неслыханное, все равно окажется, что у вашей фантазии есть пределы. И шагнет за них кто-то другой. Например, если вы займетесь любовью со свернутым в трубочку номером этого журнала, всегда отыщется кто-нибудь, кто пойдет дальше и наденет на него черный презерватив с усиками. И простое правило царя Соломона — всех не перетрахаешь, но стремиться к этому надо — пребудет во веки веков, пока не упадет последний на Земле член.

Кирилл Якимец

Временные меньшинства

Разнообразные сексуальные меньшинства-однодневки начнут плодиться (не в прямом смысле, разумеется) на глазах, исчезая по мере того, как их приколы превращаются в очередные общечеловеческие ценности. Первым из таких приколов станет органная секс-музыка. В Германии будет изобретен новый музыкальный инструмент: орган-отсосник для групповой мастурбации. Сторонники нового извращения назовут себя «эротобахами» и будут оттягиваться на подпольных оргатеках Гамбурга и Дюссельдорфа.

Немецкие власти проявят к органному сексу лишь позитивный интерес, зато власти Латвии будут вне себя после скандального концерта в Домском соборе. Чтобы насолить латышам, правительство Москвы устроит официальную оргатеку в зале им. Чайковского (который в первой половине XXI века станет официальной «точкой» геев). Исполнение «Кантаты А-моль для мошонки с оркестром» покажут по всем московским кабельным каналам. С этого момента эротобахи перестанут считаться меньшинством, оргатеки вырастут как грибы по всему миру — кроме Латвии, разумеется. Латышским эротобахам придется слушать органную секс-музыку в записи по «Голосу Америки» и «Эху Москвы».

Кстати, об Америке. Эта пуританская страна останется верна своей основной любовной позиции — на капоте автомобиля. Партнерам, однако, уже не потребуется для утоления страсти покидать водительские сиденья: капоты автомобилей будут оснащены специальными стыковочными узлами. Традиционные американские автозакусочные drive-in превратятся в автофаковки drive-in-out, а то и в целые гигантские автосалуны.

Российские традиционалисты ответят на американский вызов сетью общественных платных секстиров. Секстир устроен следующим образом: два зала, активный («А») и пассивный («П»), отделены друг от друга непрозрачной резиновой мембраной. В зале «А» вдоль мембраны расположен ряд поручней, позволяющих посетителю занять активную позицию (к мембране лицом). В зале «П» — тоже ряд поручней, позволяющих осуществить различные виды рецептивных позиций. Как только посетитель занимает свое место в одном из залов, в соседнем зале над соответствующими поручнями загорается зеленый огонек. Контакт происходит через мембрану, посетители различных залов друг друга не видят. Такая анонимная любовь дает богатейшую пищу воображению. По окончании сеанса мембрана дезинфицируется потоком хлорированной воды.

Но хватит о натуралах. Самым солидным извращением в наступившем веке останется садомазо. Как и сегодня, оно будет привлекать руководящих работников, желающих в безопасной обстановке побыть верными рабами, и неудачников, мечтающих о роли сурового хозяина. К арсеналу существующей пыточной бутафории добавить решительно нечего — ну, разве только специальные консервы для копрофагов («Педигрикал — лучший корм для вашего друга»). Основной же прогресс здесь коснется самих пытающих и пытуемых. Роль платных «господ» отойдет к техническим приспособлениям, преимущественно бытовым: специальная выделенная линия для Интернета, которая постоянно занята; автомобильный садомазостартер (сажает аккумулятор после пятой попытки); телевизор со встроенным с/м блоком непрерывной рекламы; наконец, резиновая кукла с закупоренными отверстиями (при каждом прикосновении требует денег).

Активный гомосексуализм окончательно выйдет из моды — наряду с «миссионерской позицией».

Помимо банального возвратно-поступательного «туда-сюда» эротические игрушки освоят множество новых движений. В результате владельцы смогут выгуливать своих владельцев на поводке и заниматься с ними не только любовью, но и спортом — наибольшее распространение приобретут пенни-теннис, факей на льду и анальный пионербол. Спортивные танцы с резиновыми куклами перейдут все рамки приличия, породив очередное сексменьшинство под названием «дилденди» (в русском варианте «каучукчи»). Но это меньшинство быстренько рассосется, после того как в Швеции будут узаконены браки между людьми и любыми произвольными телами — в том числе резинотехническими.

А что же обычная разнополая любовь человека к человеку? Неужели совсем исчезнет? Ни в коем случае. Правительства стран НАТО уже готовят законопроекты о войсках сексуального назначения. Аналогичный закон примут и у нас. Юноши и девушки сразу по окончании школы будут призываться в сексназ, где в течение двух лет им придется исполнять почетную обязанность по поддержанию здоровья и численности населения своей страны.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Анти-спам (введите символы в цифрах) ***